Прогрессивная шкала налогов дает примерно дополнительно 3 триллиона рублей в бюджет

12 сентября 2012

Интервью Лидера Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ, руководителя фракции СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ в Государственной Думе ФС РФ Сергея Миронова в программе «Вечерний развод» с Георгием Бовтом на радиостанции «СИТИ-FM».


Георгий Бовт: У нас в гостях лидер партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов. Сергей Михайлович, здравствуйте.


Сергей Миронов: Добрый вечер.


Г.Б.: Напомню ещё раз все наши координаты: sms послать (925) 0000 87 9, звонить, можно начинать прямо сейчас,  (495) 995 11 11. Голосование на сайте city-fm.ru: вы следите за работой Государственной Думы или нет?
Сергей Михайлович, у Вас сейчас горячие деньки. Послезавтра по Гудкову. Лишат его мандата, скорее всего.


С.М.: Горячие. К сожалению, может такое случиться, что лишат, но мы поборемся, 3у нас есть некие предложения, с которыми вероятно завтра на заседании совета Думы мы выступим.


Г.Б.: Это пока секрет.


С.М.: Я бы не хотел распространяться. Я хотел бы, чтобы мы это изложили именно членам участникам совета Думы. Но сегодня я могу сказать, что мы собрали необходимое число подписей. Я, пользуясь прямым эфиром, хочу высказать слова благодарности депутатам от фракции КПРФ, лично Геннадию Андреевичу Зюганову, с которым я вчера утром разговаривал, и сегодня мы собрали фракции «Справедливая Россия» и КПРФ, порядка 110 подписей при необходимых 99. Завтра в первой половине дня на запрос в Конституционный суд будет в Петербурге.


Г.Б.: Очевидно, он будет рассмотрен достаточно быстро.


С.М.: Мы надеемся на это. Мы в этом запросе упоминаем Геннадия Гудкова, но запрос не об этом. Запрос о том, соответствует ли Конституции статья 4-ая Закона о статусе депутата и члена Совета Федерации, где говорится о необходимости досрочного прекращения полномочий депутата в случаях, и идёт перечень. Мы ссылаемся на то, что там не прописана процедура. Например, в законе написано, что если депутат занимается предпринимательской деятельностью, либо получает оплату за некую работу, за исключением творческой и научной, то это является основанием для досрочного прекращения его полномочий, но мы спрашиваем: а не следует ли это доказать в суде, потому что сегодня мы видим, что происходит: «Единая Россия», получив некие бумаги из Следственного комитета и из Генеральной прокуратуры утверждает, что у них достаточно оснований для лишения депутатского мандата Геннадия Гудкова. Во-первых, я хочу напомнить, что с точки зрения Конституции, где говориться в статье 2-ой, что у нас народовластие, что Геннадия Гудкова избрали 200 тыс. жителей Москвы, избирателей Москвы, а сегодня усилиями 238 депутатов «Единой России» и плюс к ним 56 ЛДПР собирается примкнуть, кстати, не 238, а на 2 голоса меньше, потому что 2 члена «Единой России» уже заявили, что они не будут поддерживать это решение.


Г.Б.: Не много таких нашлось.


С.М.: Пока не много, но это те, которые заявили об этом публично.


Г.Б.: Это будет тайное голосование?


С.М.: Пока в процедуре прописано, что это будет открытое голосование.  Так вот, на одной чаше весов 200 тыс. жителей города Москвы, на другой – наши политические оппоненты и, примкнувшие к ним, к сожалению, ЛДПР. Разве это конституционно, без суда лишать депутата мандата – это первое. Второе: 46-ая статья Конституции России, 1-ая часть, где говориться, что каждый гражданин Российской Федерации  имеет право на защиту в суде своих прав и свобод. Гражданина России Геннадия Гудкова, депутата, лишают его прав, ликвидируют волеизъявление 200 тыс. избирателей. Всё это делается без суда. Наконец, самое последнее, у нас есть серьёзные основания полагать, что то, как они говорят, «козырной» документ, некий протокол, некоего собрания коммерческой структуры от 5-го июля не является подлинником, он не является достоверным, потому что, видимо, одна подпись там подделана, поэтому мы говорим. Давайте сначала…


Г.Б.: Проведём следствия е суд.


С.М.: Конечно. Необходимо, чтобы сначала в суде это было доказано, либо провести сначала серьёзные доказательные исследования, поэтому мы считаем, что конституционный суд не только вправе рассмотреть наше обращение, но и может принять соответствующее решение, потому что я утверждаю, что то, что собирается сделать «Единая Россия», и ещё раз подчеркну, к сожалению, ЛДПР – это политическая, внесудебная неконституционная расправа над человекам, который придерживается иных политических взглядов, человеком, который имеет свою точку зрения, который постоянно критикует «Единую Россию», я говорю о Геннадии Гудкове. В данном случае я хочу подчеркнуть, да, мы защищаем нашего коллегу, нашего товарища, но это вторично, первично мы защищаем Конституцию. Мы считаем, что сегодня у нас в Государственной Думе, высшем органе законодательной власти, на лицо угроза неконституционного судилища. Именно поэтому мы сделали вчера специальное заявление, которое так и назвали: «Заявление фракции «Справедливая Россия» о неконституционной угрозе в стенах Государственной Думы».


Г.Б.: Я так понимаю, что у Вас есть небольшая надежда, что удастся завтра или ночью достигнуть некоего компромисса.


С.М.: Мы считаем, что компромисс может быть.


Г.Б.: Скажем так, голосование по снятию иммунитета.


С.М.: Да, Вы абсолютно правы. Если есть сегодня претензии, если часть депутатов, кстати, комиссия, которая рассматривала эти документы, проголосовала таким образом…


Г.Б.: Можно же снять иммунитет, но не лишать мандата.


С.М.: …8 человек проголосовало за то, чтобы депутата Гудкова лишить мандата, 5 человек проголосовало против, 1 – воздержался. 8:6, то есть даже у значительного числа членов комиссии есть сомнения. Мы утверждаем, что нет никаких оснований для лишения, мандата, поэтому, если вы считаете, что есть какие-то предпосылки, то давайте, лишите, в конце концов, мы всё равно будем возражать и голосовать против этого, но хорошо, выносите предложение о лишении депутатской неприкосновенности. Пускай Геннадий Гудков ходит на допросы, пускай доказывает.


Г.Б.: До судебного решения.


С.М.: После того, как доказательная база будет разрушена… Не надо лишать его депутатского мандата, потому что, ещё раз подчеркну, что это решение будет неконституционным.


Г.Б.: Дмитрий, здравствуйте. Вы в эфире.


Дмитрий: Добрый вечер. Не кажется ли Вам, что замена неприкосновенности на изъятие мандата, это просто отсрочка, потому что по формальным признакам, я следил, сам гудков заявлял, что есть угроза его бизнесу. Н зачем-то сам в СМИ заявлял, что занимается деятельностью. Формально прокуратура это дело проверила, и сейчас комитет или кто-то ещё подтверждают, что есть у него такая проблема. Вы сейчас говорите, что нужно сделать всё правильно и красиво. Я полагаю, что у партии власти это «правильно и красиво» займёт просто немножко другое время. Ну, добьётесь Вы, что всё пойдёт конституционным путём, но факт остаётся фактом: сам Геннадий вёл себя неграмотно.


С.М.: Дмитрий, давайте, мы это за скобками оставим, а я сейчас хочу обратить Ваше внимание и внимание радиослушателей на один нюанс. Дело в том, что мы говорим: «Пускай суд докажет и вынесет вердикт, что, да, Геннадий Гудков занимался предпринимательской деятельностью, но тогда же Геннадий Гудков в суде же высшей инстанции может опротестовать эти действия, а сейчас получается, что без суда и следствия. «Единая Россия» так решила по неким документам Генеральной прокуратуры и Следственного комитета. А что мы не видели, как ошибался в последнее время Следственный комитет и Генеральная прокуратура. Мы всё это видели, поэтому настаиваем на том, что давайте будем действовать в рамках Конституции, вот о чём идёт речь. Я не считаю, что есть некая оттяжка времени. В конце концов, если будет решение суда, мы пройдём все инстанции, и в суде будет доказано, что Геннадий Гудков всё-таки занимался предпринимательской деятельностью, я первый скажу, что извините, но закон есть закон, он должен быть равным для всех, но это установлено судом, это в рамках конституции, все нормы соблюдены, и тогда мы тоже поступаем в соответствии с законом. А сейчас, когда творится беззаконие, мы будем протестовать, и именно поэтому мы пытаемся изменить эту ситуацию, изменить положение, при котором лишить депутатского мандата можно в несудебном порядке и вне Конституции Российской Федерации.


Г.Б.: Вообще считается, что демократия – это, прежде всего, процедура.


С.М.: Совершенно правильно, мы сейчас защищаем процедуру.


Г.Б.: Нужно не по понятиям это решать. Вопрос: «Когда уберут машины с тротуаров у Госдумы?» Это к Вам вопрос, по-моему, нет.


С.М.: Я не видел на тротуарах около Госдумы машин. Там есть стоянка, и там стоят не на тротуарах машины.


Г.Б.: Есть такое довольно распространённое мнение среди обывателей, конечно, в декабре на митингах оно звучало, что те, кто не признаёт итогов думских выборов, считает, что там приписаны голоса. В общем, говорят: «Если вы не признаёте, тогда сдайте мандаты». В этой связи такой вот второй вопрос в связке: если большинство делает, что хочет, какие законы хочет, такие и принимает, сделать Вы ничего не можете, зачем Вы там сидите?


С.М.: На самом деле, у «Единой России» сейчас есть формальное большинство, и она протаскивает нужные ей решения, но ей это делать непросто, потому что мы оппонируем очень серьёзно. Мы не только возмущаемся, у нас хорошие профессионалы.


Г.Б.: Сергей Михайлович, как можно оппонировать голосующей машине. Это же конвейер, автомат, а Вы ему говорите: «Конвейер, ты неправ». А он шлёп, шлёп, шлёп.


С.М.: Георгий, я обращу Ваше внимание на вот, что…


Г.Б.: А бюджет будет как приниматься? Они сократили даже время для внесения поправок чуть ли не до 30 секунд. Это уже начинается какая-то форменная фантасмагория.


С.М.: «Единая Россия» делает всё, чтобы ей было удобно, но наша задача делать так, чтобы всё было по закону и в пользу народа. И если у нас есть парламентская трибуна, и если мы вносим свои законодательные инициативы, опыт показывает, что «Единая Россия» сначала их отвергает, но спустя год, два, три, они всё равно берут эти идеи. Нам  не авторство нужно, нам нужно, чтобы здравый смысл и голос реальных представителей народа, депутатов, которые защищают интересы народа, был слышен в Государственной Думе. Потому что отдать всё на откуп «Единой России», которая превратит всё вообще тогда в реальный штамп очень быстро, и мы не будем успевать за тем, с какой скоростью будут появляться различного рода антинародные законы. Более того, у нас, конечно, громких побед нет, но кое-что нам удаётся сделать: удаётся отложить рассмотрение того или иного закона, иногда даже удаётся вообще его завернуть, иногда поправками мы всё-таки совершенно одиозные вещи убираем.


Г.Б.: А что вы завернули?


С.М.: В своё время, кода мы работали над законами, касаемыми налогообложения, кода работали над законопроектами, которые касаются различных социальных выплат и прочее… Приведу конкретный пример, который касается всех. Речь идёт о ремонте жилого фонда. Было предложение.


Г.Б.: От Хованской.


С.М.: Да, у нас председателем профильного комитета по ЖКХ является Галина Петровна Хованская, член нашей фракции. Был внесён закон очень миленький, суть которого сводится к следующему: каждый владелец квартиры, все, кто платит квартплату, платит в том числе отчисления на капремонт, эти деньги собираются где-то в каком-то фонде, и органы власти принимают решение, какой дом они будут ремонтировать за эти деньги. Иными словами, вы платите, живя в своём доме, каждый месяц, а потом вам говорят, что ваш дом не будут ремонтировать, а подремонтируют на другой улице. Получается абсолютное нарушение, в том числе даже Гражданского кодекса. И нам удалось убедить, хотя они кричали, что Правительство на их стороне, и многие члены Правительства тоже убеждали, что решение принято, но всё-таки нашей фракции удалось убедить.


Г.Б.: Отложили этот закон?


С.М.: Да, он отложен. Сейчас готовятся поправки, и поправки наши, которые всё-таки возвращают здравый смысл, что нельзя допускать такого финансирования из общего котла.


Г.Б.: У нас была и Хованская и её заместитель от «Единой России» Николаева.


С.М.: Это чёткий и конкретный пример того, что если бы не было нашей фракции, то мы давным-давно получили бы законопроект, и мы бы с вами платили отчисления на капремонт, а за эти деньги опять же в тёмную непонятно и непрозрачно ремонтировалось бы что угодно.


Г.Б.: Галина Хованская сэкономила лично мне денег. Ещё раз Дмитрий, только уже другой. Здравствуйте, Вы в эфире.


Дмитрий: Добрый вечер. Сергей Михайлович, спасибо, что уделили время, пришли в прямой эфир. Хочу извиниться перед Вами, потому что голосовал не за Вас, но сейчас я об этом очень жалею, наблюдая за тем, что происходит. Происходящее сейчас, это первый звонок, что будет дальше. Думаю, что Вы человек дальновидный и всё это как бы видите. Что это? Это начало чего? Начало тотального контроля одной партией: делаем, что хотим. Я голосовал, значит, завтра, если кто-то голосовал за другого депутата, а они возьмут и скажут, а мы сделаем так, потому что мы так хотим. Мы – это кто, это единая партия. Я это вижу именно так, и мне становится страшно.


Г.Б.: Спасибо за звонок. Вопрос почти риторический: чего это начало? Потому что у многих наблюдателей, даже вот простой человек с улицы звонит, и у него складывается впечатление, что в Думе не то, что какой-то сумасшедший дом на выезде начался, но где-то, у кого-то из политологов я прочёл такой термин «законодательство, принимаемое встревоженными имбецилами», то есть законодательство такое: кто во что горазд, сегодня мы ищем зарубежную собственность, вместо того, чтобы контролировать соответствие доходов и расходов, завтра мы ограничиваем НКО, послезавтра занимаются митингами, спорят, и это чуть ли не главная повестка дня в стране. При этом попутно где-то в тиши готовится проект пенсионной реформы, которая касается всех, но никто не знает его подробностей. При этом бюджет вообще не проблема, и его можно принять чуть ли не автоматом сразу в пяти или шести чтениях и т.д. Потом ещё начинают бороться с семейственностью. Это какой-то маразм напоминает временами. Это что? Причём раньше же приличные люди были, в прежних составах, сейчас они же, как с цепи сорвались.


С.М.: Георгий, ну, вот оттолкнусь от известной инициативы господина Исаева по поводу семейственности. Сегодня господин Нарышкин, вернее вчера, выступая на открытии сессии как раз сказал, что это нарушение конституционных прав избирателей и граждан, и абсолютно ненужно такие инициативы вносить. Более того, прямо скажем, когда мы видим такие вот…


Г.Б.: Нарышкин здравый человек, спасибо.


С.М.:… законодательные инициативы, когда такое ощущение, что нет ничего важнее того, как лишить депутата Гудкова мандата, как принять закон о наказании за участие в митингах, как принять закон об НКО, при том, что не принимаются законы о прогрессивной кале подоходного налога, наша инициатива, закон о налоге на роскошь, не принимается закон об уменьшении предельно допустимой доли собственных расходов граждан на оплату услуг ЖКХ до 10 % — это наша инициатива, не принимается закон, который лежит уже 2 года, об освобождении от уплаты земельного налога владельцев единственного земельного участка размером до 8 соток. Вот такая политическая возня.


Г.Б.: Некоторое из того, что Вы перечислили, я бы не поддержал, но они не обсуждаются даже.


С.М.: Мне представляется, что это делается в том числе осознанно. Более того, все эти истории, даже известный процесс Pussy Riot, и многое другое – это отвлечение, потому что сейчас осенью люди увидят насколько повысились тарифы, люди почувствуют на себе первые последствия вступления в ВТО и многие другие «прелести», но кода мы смотрим на работу Государственной Думы,  и видим неистребимое  желание ещё и ещё подкручивать эти гайки, не потому что я оптимист, альтернативы диалога гражданского общества и власти нет. И власть в лице Президента, в лице той же партии «Единая Россия», которую я ласково называю «профсоюзом бюрократов», вынуждены будут, они не хотят этого, добровольно никогда не пойдут, но мы будем вынуждать их это делать, прислушиваться к голосу разума, потому что при закручивании гаек, как известно, крышку рано или поздно снесёт.


Г.Б.: Потому что эта машина не от тормозов, как известно.


С.М.: Поэтому нужно думать о самосохранении, и самое главное, думать о народе и о государстве.


Г.Б.: Вот народ у нас и звонит. Народ по имени Александр, здравствуйте, народ.


Александр: Здравствуйте. Сергей Михайлович, спасибо заранее за то, что отвечаете на наши вопросы. Голосовал за Вас. Первый маленький вопрос, почему кандидата от вашей партии не вижу в Мытищах? И два предложения для Вашей партии на будущее, думаю, если Вы их внесёте, то у Вас будет очень много голосов. Скажите, а по закону Путина о земле для многодетных, я являюсь многодетным, трое детей, попадаем под закон на получение земельного участка. Нет никаких установок в законе, в течение какого времени должны предоставить участок многодетным, конкретно где и как должны предоставить землю, нет ничего. В администрации Мытищ кидают из одного угла в другой, и все ссылаются на закон, где ничего не прописано. Второе предложение, которое Вы, может быть, внесёте на рассмотрение: материнский капитал, а не смех ли это  над многодетными. А не Проше ли его, раз его не выдают, положить в банк, и пусть он лежит в банке и приносит какие-то дивиденды, потому что через 2-4 года, когда отдавать ребёнка учиться, цены-то повышаются, а сертификат как был 360 тыс., так и остался. Может быть, Ваша партия создаст какие-то конкретные вопросы в Госдуме.


С.М.: Александр, спасибо. Спасибо, что за нас голосовали. Теперь по порядку Ваших вопросов. Почему нет нашего кандидата в Мытищах сейчас на вскидку не скажу, надо посмотреть, во-первых, так ли это, а во-вторых, иногда, вы знаете, я просто знаю другой регион Калининград, где мы не стали выдвигать своего кандидата на пост мэра, мы поддержим кандидата от КПРФ. Возможно, здесь такая же ситуация, хотя не уверен, проверю. По земельным участкам: то, что Вы называете, это называется подзаконные акты. Да, есть закон, но каждый субъект Российской Федерации, в данном случае Московская область, должна была принять свой региональный закон о прядке выделения этих земельных участков, либо это можно делать распоряжением губернатора, либо это делает муниципальный орган власти, например, Мытищинского района, но многие этого не сделали, а там, где сделали, получается как в известной сказке: кому вершки, кому корешки: вот вам неугодия, вот вам болота, вот вам земельный участок, где нет ни дороги, ни электричества – ничего, берите его дорогие многодетные семьи, и стройте дома, как хотите. Это идёт абсолютно вразрез той идее и установке, которую мы пробили и добивались, и правильно, что существует этот закон. Поэтому здесь идёт саботаж на местах, если называть вещи своими именами. Уверен, что в Вашем районе, происходит то же самое. По материнскому капиталу, Александр, у нас есть конкретные предложения, есть поправки в закон, и мы неоднократно пытались их вносить, и пытались убедить единоросов, что это нужно  принимать, но они ссылаясь на мнение Правительства, потому что Правительство даёт отрицательное заключение, а руководитель Правительства теперь у нас и лидер «Единой России». А поправка очень простая: давайте мы будем давать эти деньги полностью на усмотрение семьи, пуская на что хотят, на то и тратят, потому что сегодня, как вы знаете только 3 позиции: образование, жильё, пенсия матери. А почему не разрешить тратить их на лечение ребёнка или матери, на оздоровительные какие-то процедуры. Может быть, кто-то хочет автомобиль приобрести.


Г.Б.: Боятся, что пропьют.


С.М.: У нас презумпция виновности. Почему-то чиновники считают, что они смогут распорядится деньгами правильно, и мы должны с этим мириться, а к людям такое недоверие.


Г.Б.: Я помню один из высоких руководителей «Единой России» говорил, как он понимает демографическую политику. Когда ему сказали, что рождаемость повышается не только тогда, когда деньги дают, а он считает, что у нас такая страна, что будет прямая связь: дал денег – родили, или даже пообещали денег – родили.
Сергей Михайлович, ближайшая такая будет острая дискуссия из тех вопросов, что волнуют большинство населения – это по пенсионной реформе. Готовиться нечто и что доноситься из-под ковра Минтруда, Минразвитие разные концепции, причем они расходятся принципиально, и все они куда-то бегают, и там, куда бегают, поступают совершенно разные команды: нет такого стратегического понимания, что оставить, а что менять. Вообще странно само по себе, десять лет прошло, а мы чтобы пенсионную реформу раз в десять лет реформировали реформировали, такого я не помню, семь раз подумали и отрезали, а мы вот  один раз отрезали, сейчас что-то не получилось, и не могло получиться. Ваша позиция по ключевым вопросам: накопительная система, возраст на пенсию, досрочный выход, кто платит за досрочный выход?


С.М.: У нашей партии Справедливая Россия есть свои предложения, они изложены в программе партии. Мы подготовили альтернативное пенсионное законодательство: мы утверждали, что 2002г. было принято решение о переходе с распределительной системы, иначе – принцип солидарности поколений, когда люди работающие платят предыдущему поколению. Так вот, мы перешли на накопительную, при этом она совместна до 2024 г., какая-то часть денег идет в пенсионных фонд на выплату пенсий пенсионерам ныне живущим, какая-то часть идет в накопительную часть, причем даже при самых оптимистичных прогнозах доходность накопительной части в зависимости от государственного либо частного пенсионного фонда, разница в 0,2% — 6,7% и 6,9%.


Г.Б.: Есть статистика: за 10 лет работы накопительная система государственных – 139%, и  негосударственных – 150% или чуть больше, инфляция – 326%.


С.М.: Инфляция всё съедает: бессмысленна эта накопительная часть. Более того, я напомню, что чисто накопительная система используется всего лишь 6 государствами: 5 латиноамериканских и Казахстан, и почему-то Россия решила пойти таким путем. Мы с самого начала говорили, что мы категорически против накопительной системы. Но, все-таки в Америке это близкая система, там она не государственная, а смешанная. Мы говорили, что нужно оставлять принцип солидарности поколений, необходимо четко регулировать рост пенсий (рекомендация Международной организации труда минимум   40% капиталозамещений от средней заработной платы был бы для России, а мы думаем, что нужно  выложиться и на 60%). То, что сегодня Правительство одумалось, и ликвидирует, по крайней мере, заявляет об этом, накопительную систему – это говорит о том, что мы были правы.


Г.Б.: Медведев говорит, что нет.


С.М.: Ну, посмотрим.


Г.Б.: Правда то, что там предлагается похоже на ликвидацию.


С.М.: По сути, они понимают, что это не сработало в нашей стране.


Г.Б.: Есть точка зрения на вашу позицию, которая состоит в следующем: в принципе это такой пасс в сторону низкооплачиваемых слоев населения, им выгодна распределительная система, а вот молодым и хорошо зарабатывающим – не выгодно, потому что накопительная система у нас не работает или работает коряво, но ее можно было исправить, если разрешить эти деньги инвестировать в другие надежные инструменты.


С.М.: Те, кого вы назвали молодые и энергичные, они сами найдут себе возможность скопить не за счет государственного либо частного пенсионного фонда. А большинство людей, прежде всего наши бюджетники, должны быть гарантированы прежде всего государством, что они получат достойную пенсию, и не надо им заморачиваться: давать ли им свои деньги  накопительную часть в частный или государственный пенсионный фонд. Мы предлагали вообще ликвидировать пенсионный фонд, прямая строка в бюджете – деньги собираются. Приедте в любой город, найдите самое красивое здание из мрамора и гранита, как правило, это будет здание либо Сбербанка либо Пенсионного фонда. Мы категорически против накопительной системы – нужно возвращаться к принципу солидарности поколений, мы предлагаем уже сейчас изменить так называемый пересчетный коэффициент, который  для всех равен 1,2, а мы хотим сделать 2, а для тех, кто работает на вредных производствах – 2,8; совершенно по другому регулировать все, что касается нестраховых периодов, обязательно вернуть время обучения в высших учебных заведениях (сегодня те, кто учится, они проигрывают, потому что это время не зачитывается им в трудовой стаж). Мы считаем, что пенсия должна зависеть от 2-х параметров: трудовой стаж – чем больше человек проработал, тем больше он получает, средний заработок, потому что пенсия должна составлять 60% от зарплаты, которую человек получал. Теперь о пенсионном возрасте: даже думать об увеличении пенсионного возраста в стране, где средняя статистическая продолжительность жизни мужчины составляет 60 с небольшим – это кощунственно, никакого повышения пенсионного возраста быть не может. С точки зрения раннего или там позднего выхода на пенсию: если человек продолжает работать, а ему наступило время получать пенсию, если он при этом получает пенсию и работает – это один разговор, если ты пенсию не получаешь, а получаешь только зарплату, и тебе никакого профита с этого не будет, т.е. тебе не увеличится пенсия – зачем тогда огород городить. Вот такая наша позиция.


Г.Б.: Понятно. У нас примерно треть вообще выходят на пенсию досрочно. До сих пор пенсионной системой по сути не было создано ни системы аттестации этих работников, какие вредные, какие полезные производства, кто должен платить за это, работодатели по логике должны доплачивать в пенсионный фонд за вредное производство. Ничего этого не сделано?


С.М.: Георгий, здесь нужно вспомнить наш «прославленный » профсоюз господина Башмакова, который дружно поддерживает инициативы «Единой России», но абсолютно не защищает людей труда. Не случайно, сейчас возникают и все больше и больше действительно независимые альтернативные профсоюзы, и та же Конфедерация труда и многие др., потому что профсоюз должен отстаивать права рабочих, будущих пенсионеров, — но никто этим не занимается, и государство делает что хочет, предприниматели тем более ссылаясь и кивая на государство поступают как хотят. Это абсолютно не правильно, не справедливо и мы как раз за справедливость к работающему человеку, к человеку труда.


Г.Б.: Сергей Михайлович, постольку у Вас партия близка к социал-демократии, поддерживаете, чтобы там не имели заграничной собственности и т.д., я так считаю, что это ложная цель: вместо того чтобы запрещать людям распоряжаться их деньгами, как хотят, и следить, чтобы их расходы соответствовали доходам, прежде всего государственных чиновников, вы занимаетесь огораживанием страны и превращением ее, ну, хорошо,  купил человек квартиру где-то за границей, он же не становиться при этом агентом этой страны.
С.М.: Постановка вопроса таким образом уводит проблему в другую сторону. Мы предлагаем: давайте мы обяжем декларировать и пусть все задекларируют, тоже есть большие хитрости. Мы сейчас готовим законодательную инициативу: давайте мы обяжем, если любой гражданин России покупает какую-то недвижимость, не обязательно за рубежом, не должно быть разницы между виллой в Черногории и домиком на Рублевке.


Г.Б.: Абсолютно правильно.


С.М.: Так вот, человек обязан указывать, тем более, если он является государственным служащим, и тогда есть основания проверить, может ли он на свою зарплату купить это, а откуда деньги.  Но начинать нужно совершенно с другой вещи: ратифицировать 20 статью Конвенции ООН противодействия коррупции, которая так и называется «Закон обогащения».


Г.Б.: А, кстати говоря, единороссы обещали в предвыборной программе.


С.М.: Они много чего обещали. Я с трибуны Госдумы вчера на открытии сессии как раз сказал: » Наша фракция будет настаивать, потому что вы забыли уже свои обещания, господа единороссы». Я напомню радиослушателям, в чем суть этой статьи: государство, которое эту статью ратифицировало, а  в 2006 г. скромненько так усилиями чиновников той же «Единой России» вынесли из под юрисдикции, а если бы эта статья действовала, то тогда бы любой гражданин мог бы публично обратиться к любому чиновнику, президенту, премьеру, от куда у тебя деньги на то, что ты купил и т.д. И человек не в суде, а публично должен доказать, что у него были все основания, может наследство какое или гонорары за книги и др. —  имущество конфискуется и ему тюрьма. Поэтому все чиновники боятся ратифицировать эту статью, а это бы был первый реальный шаг к реальной борьбе с коррупцией.


Г.Б.: Вместо этого весьма популистская мера, народ ее конечно же поддерживает, заграница  — это вообще враждебное окружение. Здравствуйте, Татьяна, вы в эфире.


Татьяна: Здравствуйте. Сергей Михайлович, почему у нас отсутствует внутренняя система ценообразования, т.е. старую разрушили, а новую не создали?


Г.Б.: А что это такое?


Татьяна: Прожиточный минимум взяли из Советского Союза.


Г.Б.: Я, Татьяна, добавлю к вашему вопросу и то, что сегодня у нас при существующей норме в законе, которая говорит, что у нас не может быть минимальной оплаты размера труда ниже прожиточного минимума. Тем не менее Правительство утверждает сумму прожиточного минимума, сейчас говорят об очередном повышении квота, как они это говорят, большом достижении, но при этом он опять будет меньше прожиточного минимума. Этот прожиточный минимум считается очень интересно – это набор продуктов, который позволяет не умереть с голода, не более того.


С.М.: И то не факт. Мы предлагали рассчитывать этот прожиточный минимум из расчета семьи с тремя детьми, которым кроме питания, многое нужно, и вообще нужно домохозяйство считать. Что касается ценообразования, у нас как известно, государство цены не регулирует, а мы кстати предлагали и предлагаем до сих пор установить перечень, прежде всего это продукты питания, которые нужны нам каждый день, установить норму наценки, ну, предположим, чтобы покупка у первого оптового покупателя не превышала 15%  — розничная цена не должна быть более 15% и причем самые первоочередные продукты, но не хотят. Говоря о ценообразовании, здесь речь идет как раз о соотношении прожиточного минимума и минимальной оплаты, то конечно полное рассогласование и абсолютный диссонанс. С точки зрения ценового регулятора, его величество рынок невидимой рукой расставит все своим местам, и его величество рынок пошарил у многих россиян в карманах, а у некоторый даже и в голове.


Г.Б.: Мы просто по опыту нашей страны, когда начинается регулирование цен – начинается дефицит, очереди и спекуляция.


С.М.: Как раз я считаю, что государство в состоянии было бы решить эту проблему, причем мы понимает, что цена продукта питания, допустим на Камчатке, совершенно другая, потому что есть транспортная составляющая и другие, но отслеживать, чтобы не было дефицита, государство в состоянии.


Г.Б.: Да, это Ваша позиция, в конце концов. Василий, здравствуйте, вы в эфире.


Василий: Добрый вечер. Я бы хотел Сергею Михайловичу задать один вопрос: мне нравится их программа, мне нравиться как они разговаривают, не пора ли создать коалицию, противовес Единой России, отбросить амбиции, создать договор правых сил и наконец-то ради  России поработать?


С.М.: Когда принимался Закон об избирательном праве и Закон о выборе депутатов в Госдуму, они предусмотрели, чтобы ни в коем случае не было возможности создавать предвыборный блоки и объединения. Сегодня это отсутствует. Нас вынуждают биться против «Единой России» каждый порознь. К сожалению, сегодня закон не позволяет создавать такие коалиции, а мы на этом настаиваем, тем более сейчас упростилось создание партий. Сейчас идут реальные  выборы в регионах, там по 17-26 партий участвует, избиратели будут путаться, дайте возможность создать блок, дайте возможность в едином кулаке победить Единую Россию. Не хотят, бояться, не хотят менять законодательство.


Г.Б.: Алексей, добрый вечер.


Алексей: Добрый вечер. Сергей Михайлович, вот вы участвовали в выборах Президента России, вы образованный умный человек, все правильно красиво говорите, у меня такой вопрос: а зачем вам нужно объединяться на бумаге, с кем-то договариваться о каком-то объединении? Соберитесь все вместе и победите «Единую Россию» без всяких объединений! Если у вас есть общее мнение, если у вас есть правильное мнение, как вы считаете, зачем вам объединяться в какой-то кулак, просто возьмите и проголосуйте все «за», и вы будете в большинстве. Или я ошибаюсь?


С.М.: Ну, смотрите, Алексей, у нас в Государственной Думе формально, если бы не было принципа империале – распределение депутатских мандатов, Единая Россия была бы в меньшинстве, потому что напомню, они получили 49% голосов. Принцип империале, который ввел еще Муссолини,  очень простой – победившая партия получает гандикап – дополнительное количество мандатов за счет того, что она победила, получила первое место. Сегодня, уже получив 49%  по количеству мандатов – 56,  по числу голосов в Совете Думы уже 60% и дальше можно продолжать. Но, смотрите, я уже даже в этой передаче упомянул, в Калининграде наша партия не выдвинула кандидата в мэры, а поддержала кандидата от коммунистов. Я благодарю коммунистов и фракцию КПРФ, за то, что они подписались под запросом в Конституционный Суд, т.е. мы здесь объединили усилия. Если бы не позиция ЛДПР, которые, как правило, голосуют как Единая Россия, мы бы могли поправки проводить 100%. Но, к сожалению, ситуация такая, какая есть. Мы будем все-таки настаивать на том, чтобы норма по предвыборному объединению в блоки была возвращена в избирательное законодательство.


Г.Б.: Светлана, вы в эфире.


Светлана: Добрый день. Сергей Михайлович, я бы хотела выразить огромную  благодарность за вашу деятельность и за ваши мысли действительно верные. Меня зовут Мойко Светлана Львовна, я руководитель благотворительной организации «Легкость движения». Мы занимаемся больными с проблемами опорно-двигательного деятельности, в том числе и послеоперационного протезирования, но проблема нашей страны заключается в отсутствии реабилитации больных до и после эндопротезирования. По мере возможности мы стараемся помогать таким больным. Занимается ли ваша партия поддержкой проектов НКО, направленных на медицинскую реабилитационную деятельность? Спасибо вам.


С.М.: Занимается и вот адрес сайта www.new.mironov.ru. , напишите нам и посмотрим, чем мы сможем помочь.


Г.Б.: Вас, кстати, очень часто оппоненты обвиняют в том, что вы часто говорили возраст не повышать и т.д., а деньги откуда? Вот, например, в 2028 г. один работающий будет на одного пенсионера, и вас часто обвиняют в том, что вы обещаете, не имея на то должных денежный оснований.


С.М.: Георгий, в нашей программе мы действительно меняем налоговое законодательство, не буду подробно рассказывать, хотя бы та же самая прогрессивная шкала налогов дает примерно дополнительно 3 триллиона рублей в бюджет.


Г.Б.: Это если их собрать.


справедливо, если какую-то часть от приватизации полученных государством денег будем направлять именно на повышение пенсий


С.М.: Все сказки о том, что собрать невозможно – весь мир собирает, а мы почему то не можем. Понятно, когда собираешь в свой карман, приходя в ту или иную организацию – это будет так, как у нас происходит, а если дела по честному в пользу государства и народа будет совершенно по другому. Второе, в наше программе есть специальный раздел, условно мы его называет фразой из песни Высоцкого гигензия, потому что мы показываем, где дополнительно можно взять деньги. Не буду утомлять всем перечнем, вот я уже сказал о введение прогрессивной шкале подоходного налога,  введение государственной монополии на продажу этилового спирта, не на продажу, а наоборот, на производство дает минимум 600 млрд. рублей в год; изменения взымания природной ренты, мы предлагали трехступенчатое рыночное взымание мы предлагали – по нашей оценке 1,5 триллиона в год. Ну, и наконец, конкретно даже для пенсионеров: мы все говорим о несправедливой приватизации 90-х гг. – мы предлагаем сделать посчитать в рыночных ценах того периода, когда проводилась приватизация пересчитать стоимость каждого объекта недвижимости, предприятия, и посмотреть, за какую цену государство это продало. Наверняка, будет дельта разницы, и мы предлагаем заплатить единовременный налог, пользуйтесь дальше и владейте, но деньги с этого единовременного налога направить целиком в пенсионный фонд, точно так же как сейчас любой объект, если приватизируется. Просто спрашиваю, риторический вопрос: все что сегодня приватизируется, и приватизировалось в 90-х гг. – кто это строил? Это строили наши предыдущие поколения, наши граждане тогда Советского Союза сейчас России. Наверное, будет справедливо, если какую-то часть от приватизации полученных государством денег будем направлять именно на повышение пенсий.


Г.Б.: Вот такая позиция. Сергей Михайлович Миронов, лидер партии «Справедливая Россия». Я благодарю, Сергея Михайловича за то, что он отвечал у нас в эфире. Голосование на сайте разделилось поровну: половина следят за работой Госдумы, а половина не следят. Спасибо вам большое.


Источник: "СИТИ-FM". - 12.09.2012